Версия для слабовидящих
20 лет Госсовета УР

 

Александр Александрович Волков,

 

Председатель Государственного Совета Удмуртской Республики I – II созывов,

Президент Удмуртской Республики в 2000-2014 годах

 

 

 

- Самая первая – организационная – сессия Госсовета первого созыва выдалась напряжённой. Кипели страсти, депутаты работали допоздна. Что больше всего в ней запомнилось, кто из депутатов произвёл наибольшее впечатление?

- На этот вопрос, мне кажется, можно ответить, отстранившись от каких-то личных ощущений и впечатлений, так сказать, с исторических позиций. На первой сессии Госсовета были две ярко выраженные силы – одна часть депутатов хотела видеть на посту Председателя бывшего главу Верховного Совета Удмуртии Валентина Кузьмича Тубылова, другая видела на этом посту бывшего Председателя Совета Министров республики Александра Александровича Волкова.

Было много довольно острых выступлений, касающихся личностных характеристик кандидатов, и итогом первого дня сессии стало то, что никто не набрал необходимого количества голосов. И тому, и другому не хватило, как говорится, самой малости («за» А.А. Волкова — 50, «за» В.К. Тубылова — 46). В командах претендентов до поздней ночи шли консультации, выяснялись позиции, которые и определили исход следующего дня.

Второй день сессии, я считаю, принёс победу не только мне, но и всем, кто взвешенно относился к перспективам развития республики. Я рассчитывал на поддержку своей кандидатуры со стороны общественно-политического движения «Моя Удмуртия» — основы нашей формирующейся команды. Поэтому выступления лидеров этого движения Владимира Яковлевича Коняшина и Владимира Ивановича Агашина для меня не были неожиданными и стали основными для дальнейшей поддержки.

Многого стоили выступления в мою поддержку директора совхоза «Восточный» Ильсура Миниахметовича Гараева и Софьи Эльфатовны Широбоковой. С их стороны это был Поступок с большой буквы, потребовавший от них определенного мужества.

Главное впечатление от прошедшей сессии, пожалуй, было в том, что она показала стремление большинства депутатов работать на благо Удмуртии.

И ещё один немаловажный момент. За моими плечами был пятилетний опыт работы в Правительстве, в том числе двухлетний — в должности Председателя Совета Министров республики. Находясь на этом посту, я видел, что у Валентина Кузьмича Тубылова, несомненно, обладавшего многими положительными качествами, не хватает для того жаркого времени бойцовских качеств, необходимых для отстаивания интересов республики.

В стабильное время, в системе координат советской власти Валентин Кузьмич был бы, наверное, вполне надёжным и успешным руководителем. Совсем не случайно именно его кандидатура получила большинство голосов на выборах Председателя Верховного Совета Удмуртии, состав которого отличался очень сложными взаимоотношениями различных депутатских групп, разностью их позиций в принятии тех или иных решений. В этих условиях пригодились неторопливость и осторожность Валентина Кузьмича, его стремление всех примирить, найти, как тогда говорили, «консенсус».

Но время изменилось до неузнаваемости. Оно требовало решительности, жёсткости и последовательности в работе внутри республики. И в Москве для решения многих вопросов необходимо было проявлять характер. Никто никого там с объятиями не ждал. Всё давалось, как говорится, с боем, чтобы добиться результата, надо было проводить массу встреч, убеждать и доказывать.

Кто-то это понимал, а кто-то не хотел или не мог понять. Мне кажется, в том числе и это обстоятельство определило жёсткое противостояние сторон и накал страстей на организационной сессии Госсовета. И в течение всех четырёх лет работы депутатов первого созыва это противостояние, к сожалению, сохранялось.

- Какие надежды Вы связывали с началом работы Государственного Совета первого созыва? Оправдались ли они?

- Я надеялся на победу здравого смысла, на то, что сам ход событий и в стране, и в республике всё расставит по своим местам. На то, что депутаты, отстаивающие существовавшую тогда идеологию абсолютной независимости местного самоуправления от государства, поймут порочность такой позиции, её не то что непродуктивность, а разрушительность. Но основные свои надежды я связывал с большинством в составе Госсовета — со сторонниками наведения порядка во власти, усиления её ответственности за разработку, принятие и реализацию конкретных программ экономического и социального развития всей республики, а не отдельных районов и городов.

Что запомнилось в работе первого состава Госсовета? В первую очередь, конечно, горячие споры вокруг принятия Закона «О системе органов государственной власти в Удмуртской Республике». Запомнилась подготовка и подписание Соглашения с Российской Федерацией о разграничении предметов ведения и полномочий между Центром и республикой. Удмуртия стала седьмым по счёту регионом, который подписал такое Соглашение.

- Начало деятельности Государственного Совета пришлось на середину 1990-х. В стране в самом разгаре был системный кризис. Задерживались зарплаты, пенсии, по сути, стояли многие заводы. В чём были особенности тогдашней работы Госсовета, какой отпечаток налагало время на взаимодействие с федеральным центром, на отношение депутатов к делу, на работу с избирателями?

- Середина 1990-х для парламентской Удмуртии была периодом серьёзнейших испытаний. Вполне естественным было то, что, пройдя через эти испытания, мы пришли к созданию законодательства о президентской форме управления республикой, поскольку у парламентской системы на любой территории в годы нестабильности и реформ нет никакой перспективы.

Глубину кризиса, который переживала страна, в том числе и наша республика, в те годы, просто невозможно сравнивать с кризисом 2009 года. Сегодня мы «бурчим» по поводу безработицы, задержки выплаты заработной платы. Сегодняшний уровень безработицы в 3 процента тоже не мал, но в середине девяностых этот уровень зашкаливал выше 6 процентов. Не только зарплаты, но и пенсии не платились по полгода. Время было тяжёлое, возникало немало конфликтных ситуаций, люди вполне обоснованно выходили на Центральную площадь, где собиралось до тридцати тысяч человек. Я никогда на лёгкую жизнь не рассчитывал, опирался на большинство в Государственном Совете. Надо отдать должное этому большинству и в первом, и в последующих созывах.

В депутатском корпусе всегда было здоровое ядро, и именно его заслуга в том, что нам удалось сохранить общественную стабильность, преодолеть кризисные явления. Знаком и свидетельством доверия к представителям большинства в Госсовете следует считать то, что на республиканском референдуме предложение депутатов о введении в Удмуртии института президентской власти, разработанные ими законы о Президенте, о выборах Президента получили самую широкую поддержку избирателей.

Что касается взаимоотношений с федеральным Центром, то нужно было вести очень активную политику, настойчиво добиваться встреч с руководителями различных ведомств. Бывали времена, когда мне приходилось выезжать в Москву по два, а то и три раза в неделю. Проводил бесконечные встречи в Правительстве, особенно часто с министрами финансов, экономики, социальной защиты. Встречался с Президентом России и Председателем Правительства, решая вопросы по финансовой поддержке выплаты зарплат и пенсий.

В тех условиях, в которых довелось работать первому созыву Госсовета, депутаты тоже закалялись. Нашему депутатскому корпусу удалось выстоять не только в те годы, но и, благодаря накопленному опыту, сделать немало полезного для республики в последующих созывах. Главным вектором в этой работе было объединение во имя интересов республики, а не интересов фракций или партий. Главным это остается и сегодня.

- Какие решения Государственного Совета Удмуртии первого созыва Вы считаете главными и почему?

- Вновь назову принятие Закона «О системе органов государственной власти в Удмуртской Республике». Ведь, принимая этот закон, мы набрали в Госсовете конституционное большинство, несмотря на жесткую конфронтацию, которая существовала между государственниками и «самоуправленцами».

Да, этот закон привёл нас в Конституционный суд. Но он стал значимым в работе по совершенствованию федерального законодательства о местном самоуправления.

- Назовите самые памятные лично для Вас моменты работы Государственного Совета первого созыва. Самые большие достижения, а если такое случалось — то и неудачи.

Памятные моменты возникали в ходе каждой сессии. Но прошло уж достаточно много времени, острота их сгладилась. А вот ощущение той ситуации, в которой находилась республика в период работы первого созыва Госсовета, держится в памяти и, думаю, не только в моей.

Много сил и времени было потрачено на то, чтобы шаг за шагом преодолевать разброд и шатание, создавать стройную и эффективную систему управления. К сожалению, в те годы немало людей устраивала ситуация, когда никто ни за что не отвечал.

Мне приходилось работать не по двенадцать часов, как сейчас, а по пятнадцать-шестнадцать часов. Нужно было постоянно кого-то в чём-то убеждать, что-то объяснять и доказывать. На это уходила масса времени. Но я был вынужден этим заниматься из-за отсутствия нормативной базы в построении системы управления. По большому счёту, она появилась только после принятия Закона о Президенте.

- Что, с точки зрения становления как политика, дала Вам работа в должности Председателя Государственного Совета?

- Она дала мне понимание роли законодательной власти в жизни республики. Бывает, что из уст представителей исполнительной власти звучат снисходительные фразы: мол, а что там депутаты делают, а что там Госсовет, им бы только поговорить да поспрашивать.

Я убеждён в том, что законодательный орган власти так же важен, как и исполнительный, что только в единой связке можно добиться в республике политической стабильности и экономического роста, без которых невозможно идти по пути созидания.

 

 

Дата размещения 13-02-2015     14:00

 

 

‹‹ Назад

Наверх